Деньги, как известно, имеют различные функции. Одной из них является непрестанное движение денег в обращении, обслуживание процесса обращения. Без выполнения деньгами этой функции торговля была бы невозможна.

Глеб Бенциовский: «Часто люди отдают скейты бесплатно, чтобы сохранить наследие»

Опубликовано: 20.11.2018

Как все начиналось

Нынешний руководитель общественного объединения «Белорусская федерация скейтбординга» провел на доске без малого 30 лет.

«Я начал катать в 1988 году, – вспоминает Глеб. – Во время летних каникул на Кавказе бабушка подарила мне скейт. Потом я вернулся в Минск, где скейтбординг стал для меня дворовым увлечением».

С местной тусовкой скейтеров, которая начала складываться еще в 1979 году, Глеб познакомился после просмотра культового фильма «Достигая невозможного».

«В 1989-м вышли сразу два фильма про скейтеров – «Столкновение» и «Достигая невозможного». Это был вынос мозга! Полтора часа скейтбординга на большом экране. До сих пор их пересматриваю», – рассказывает собеседник.

После очередного просмотра «Достигая невозможного» в столичном кинотеатре «Мир» Глеб познакомился с местными скейтерами, которые «после кино двигали куда-то на тусовку и пригласили меня на Академку». Район Академии наук для советских любителей досок с колесиками был местом сбора и тренировок.

«Я жил на окраине Минска - Западе-3. В 1989 году добраться оттуда до Академии наук – это почти полтора часа с несколькими пересадками. Поэтому чаще всего получалось приехать только по выходным. Но расстояние никогда не являлось препятствием для ребят. Приезжали отовсюду», – говорит Глеб.

На Академке, где была отличная асфальтовая дорожка, фонтан «Ванна», большая площадка «под колоннами», катали элементы фристайла, слалома, устраивали футбол на скейтах. В хорошие времена там можно было увидеть до 100 человек за раз. А по ночам скейтеры перемещались на спуск около стадиона «Динамо». Еще были «Раубичи» с отличной лыже-роллерной трассой. Туда выезжали катать даунхилл с ночевками на выходные.

Развал СССР и последовавшая за ним тяжелая экономическая ситуация практически погубили скейтбординг на всем постсоветском пространстве.

«В Минске катало в лучшем случае человек шесть. Надо было учиться, работать. Но мы все равно находили время встречаться», – описывает те времена Глеб.

Но к концу 1990-х скейтбординг в столице возродился.

«Апофеозом можно считать примерно 2000-й. Мы тренировались в Минске на площади Якуба Коласа (напротив филармонии) и люди в очереди ожидали возможности сделать какой-нибудь собственный трюк», – рассказывает Глеб. Во времена СССР во многих городах были организованы клубы и секции «по интересам», были соревнования, обмен опытом с единомышленниками, выезды за рубеж и т.д. В нашей стране все двигалось на сиюминутном энтузиазме.

Глеб осознавал необходимость объединить единомышленников под крышей одной организации, чьими уставными целями были бы популяризация и развитие скейтбординга. В 2008 году ей стало МОО «Минский скейтборд клуб «Дестройер», выросший позже в  ОО «Белорусская федерация скейтбординга». Через год при ней открылась школа скейтбординга, где ребят учат кататься на досках. За годы существования Федерацией проделана огромная работа и многие результаты видны «невооруженным взглядом».

Сохранить наследие

Идея создать музей, посвященный советскому скейтбордингу, появилась у Глеба еще в 2005 году, как «дань памяти» его детству и юности, которые он провел на доске.

«Многие спрашивают, как у меня появляются доски. Часть – моя, часть – моих друзей. Потом знакомые услышали. Я постоянно «охочусь» на всяких барахолках, высматриваю то, что меня интересует. Как правило, цены за скейты в зависимости от их состояния и тиража там составляют 10-20 рублей. И то со всеми можно пообщаться», – рассказывает Глеб.

Часто люди, которые сами были скейтерами во времена СССР, узнавая о коллекции, отдают доски бесплатно или помогают другими способами, чтобы сохранить наследие. Таких людей Глеб отмечает на музейной Доске Почета.

«Но есть и обратная сторона медали: когда слышат, что это – для «Скейт-музея СССР», то цена на лот взлетает колоссально. Почему-то у некоторых есть твердое убеждение, что музей отлично спонсируют, и я готов выкидывать огромные деньги за скейтборды. Но это не так».

Экспозицию, которая сейчас размещается в его собственной гостиной, Глеб пополняет из семейного бюджета. Благо, его супруга идею понимает и поддерживает, поскольку сама увлекается скейтбордингом.

«Но бюджет тоже не резиновый. Часто приходится отказываться от чего-то в силу объективных обстоятельств. Например, на барахолке одна дама из Казахстана уверенно просит за скейтборд 200 долларов без учета непростой логистики, обосновывая цену тем, что, если не продаст, то будет возить на нем картошку», – отмечает он.

От «Ленинской кузницы» до полного кастома

Тем не менее, за несколько лет коллекция переросла в настоящий музей из более чем 300 экспонатов, среди которых большая часть – скейты, сделанные в разное время и даже в разных странах.

«Скейтборды, выпускавшиеся в СССР, самоделки, иностранные скейты, артефакты, документы. Еще есть книги по истории скейтбординга и архив постсоветских иностранных журналов по теме», – перечисляет Глеб.

Самодельные скейты – типичное явление для подростков и молодежи, которые начинали катать в наших широтах в 1970-1980-е годы.

«Бум самоделок связан с дефицитом хороших скейтбордов. На заре 1980-х их не было в продаже, а к концу 1980-х они не отвечали потребностям советских скейтбордистов. Поэтому скейты делали из того, что смогли достать, начиная от частичной замены деталей до полного кастома. Многие мои друзья – Саша Страдивари в Минске, Денис Мархасин в Москве, Стас Мироненко в Харькове, другие энтузиасты – методом проб и ошибок делали достаточно серьезные самодельные скейтборды, кустарным образом отливали подвески, колеса», – вспоминает собеседник.

Промышленный выпуск скейтбордов первой среди республик СССР наладила Эстония, где в конце 1970-х в городе Выру начали производство роликовых досок Rula, что по-эстонски означает «катиться». А к середине 1980-х скейтборды выпускались повсеместно – в России, Украине, Латвии, Эстонии и даже в Казахстане и Киргизии. На нескольких заводах запустили производство и в Белорусской ССР – в Могилеве, Пинске и Житковичах. Были как культовые модели, которые было сложно достать, так и конструкции, весьма отдаленно напоминающие типичный скейтборд.

«В США, на родине скейтбординга, производство было частным и ориентированным на потребителя, поэтому модели модернизировались каждый месяц, шел поиск инноваций, что вело к постоянной эволюции скейтборда, как спортивного инвентаря и средства передвижения – поясняет Глеб. – У нас же производство было плановым, плюс конверсия, когда делать скейтборды могло оборонное предприятие. Например, Андроповское производственное объединение машиностроения изготавливало скейтборды “Скат”, более известные как РПОМ-АПОМ, Киевский судостроительный завод “Ленинская кузница” – скейтборды “Вираж”, Могилевский завод “Техноприбор” – “Спринт”, станкостроительный завод в Краматорске – “Донбасс” и “Восток”. И таких примеров масса».

Осматривая домашнюю выставку можно проследить эволюцию внешнего вида скейтов. От куска доски с роликовыми колесиками в 1950-х до современных скейтбордов, которые формой очень близки к сноуборду – с загнутыми к верху концами.

«Эволюция связана с появлением новых стилей и трюков в разных стойках. Советские скейтборды были ориентированы на слалом и фристайл, поэтому имели направленную или симметричную форму. Хотя кикноуз (загиб доски) и возможность изменения колесной базы у советских скейтов появились раньше, чем у американских», – поясняет Глеб.

До середины 1990-х большинство белорусских скейтеров катали на советских досках, которые выпускались огромными тиражами.

«В 2009 году я увидел в магазине “Матрешка” на Комаровке пинский скейт “Кузлитмаш”. Оказывается, они провели инвентаризацию, нашли на складе десять штук этого чуда, оставшегося со времен СССР, и решили выставить на продажу, причем по стоимости эквивалентной 50 долларам. Естественно, пришлось купить», – улыбается Глеб.  

Канадский клен против казахстанского металла

Помимо формы скейтов, музей предлагает оценить разнообразие материалов, из которых их делали. Это и текстолит, и пластик, и металл, и дерево…

«Классикой считается семь слоев канадского клена – продольное и поперечное сочетание. Это оптимальные по весу, гибкости и торсионной жесткости доски. Подвески – из алюминия, колеса – из полиуретана. К этому Штаты пришли в начале 1980-х. Хотя эксперименты были всегда: пробовали делать деки из алюминия, из оргматериалов, пластика, но от последнего отказались еще в конце1970-х, потому что он не держал ноги и не отвечал потребностям в выполнении трюков набиравшего популярность вертикального скейтбординга», – объясняет Глеб. 

И показывает наиболее интересные экспонаты. Например, самодельный скейт с колесами от роликовых коньков. Его Глеб сделал вместе с отцом своего друга по чертежам из журнала «Юный техник». Кстати, схемы сборки роликовых досок довольно часто печатали в советской прессе и книгах.

Или вот скейтборд, промышленно выпускавшийся в Казахстане, металлический и уж очень причудливой формы.

«По техническим условиям изготовления все, что имеет одну плоскость-платформу для постановки ног, две подвески наклонно-поворотного типа и четыре колеса является скейтбордом», – поясняет возможность появления такого чуда Глеб.

Интересно рассматривать и коробки от скейтбордов, и бумажные этикетки на досках. Эти артефакты наиболее ценные, ведь их еще попробуй найди.

Скейт-выставки и постоянная экспозиция

К сожалению, домашний музей Глеба доступен только его друзьям и знакомым. Но экспозицию уже несколько раз демонстрировали публике. Трижды ее показывали в Москве – во время выставки Faces & Laces (2011год), контеста 365 Practice Days (2013 год) и фестиваля S-FEST (2017 год), где она пользовалась большим вниманием публики. В Минске коллекцию демонстрировали на выставке MotoVeloExpo 2017 и Recast Moto Fest 2017.

«У меня есть желание выставлять экспозицию и дальше, делиться с людьми историей, знаниями, эмоциями, воспоминаниями. Например, в один из дней международного фестиваля экшн-фото и кино S-FEST прошла моя лекция-экскурсия по истории советского и мирового скейтбординга. Она собрала полный зал в Музее Москвы, а значит, тема широкой аудитории интересна. В планах – выставка летом 2018 года в Минске, если удастся найти партнеров, заинтересованных в подобном мероприятии», – уточняет Глеб.  

Не первый год он в поисках помещения, где можно было бы устроить экспозицию и открыть ее для всех.

«Необходимо помещение площадью не менее 20-30 кв.м, потому что только скейтбордов у меня 141, не считая нескольких чемоданов с артефактами и визуальной составляющей. А еще где-то нужно хранить фонды», – говорит он.

Разместить экспонаты Глеб хотел бы красиво, чтобы посетители могли наглядно увидеть, как развивался скейтбординг в СССР, а затем и в Беларуси.

«Но все упирается в финансовые обязательства – аренду, коммунальные платежи и т.д. А «Скейт-музей СССР» – это некоммерческая социально-культурная инициатива. Я бы хотел сохранить историю нашего скейтбординга, не только как молодежной субкультуры, но и как олимпийского вида спорта. Конечно, необходимы средства, чтобы надлежащим образом оформить экспозицию и поддерживать ее в рабочем состоянии, пополнять», – говорит энтузиаст.  

Оптимальный вариант для музея – иметь серьезного партнера, который помогал бы в решении таких вопросов. К слову, Глеб поддерживает тесные контакты с коллегами из CША – Morro Bay Skateboard Museum и SkateLab Skateboard Museum & Skateboarding Hall of Fame, а также из Германии – Berlin Skateboard Museum.

«Мы регулярно общаемся, обмениваемся скейтбордами и артефактами. Так, в каждом из этих музеев есть скейтборды СССР, а у меня хранится первый промышленно выпущенный скейт из США – Roller Derby #10, первый немецкий Rollbrettl и еще несколько уникальных для истории мирового скейтбординга артефактов, – рассказывает Глеб. – Все эти музеи имеют партнеров. В США – в основном это коммерческие структуры, в Германии – государственные. Они поддерживают не только деятельность музеев, но и помогают им организовывать выставки, другие мероприятия».

«Я открыт к любым адекватным предложениям и условиям, – добавляет он. – Важно, чтобы партнер понимал, что в это вложена душа. Хочется, чтобы постоянная экспозиция в Минске выглядела соответственно. Ведь столицу посещают не только гости из бывших республик СССР, но и огромное количество иностранцев, и им наверняка будет интересно увидеть этот уникальный музей».

Будем надеяться, что у Глеба все получится. А пока можно прогуляться по «Скейт-музею СССР» в этой фотогалерее .

rss